Белые азиаты Прибайкалья САОтека - Очерки, статьи, рассказы  назад

“Ересь ерусалимская”

Часть 1: стр. №1,  №2
Часть 2.
Благодарим А. Власенко за предоставленный материал

А вот оригинальное изобретение нашего “моделиста-конструктора”. Он называет холку в норме единственным мускульным центром собаки. Что поделаешь, любит он эффектные красивые выражения. Вот только жаль, о смысле далеко не всегда задумывается. А как г.Ерусалимский прикажет нам, несчастным его читателям, без дешифратора уследить за причудливым полетом его фантазии? Что он имеет в виду под “единственным мускульным центром”: точку, из которой растут все мышцы? Включая жевательные? Или точку приложения, как он выражается, “сходящейся системы сил”? А с чем же тогда останутся центр тяжести или ось его виртуального “маятника”? Вы бы уж как-нибудь поконкретнее определились, г.Ерусалимский. А так: писать то одно, то другое, а подразумевать, может быть, третье - не годится. Наше время недвусмысленно требует отвечать “за базар”!

Стоит ли дальше размышлять над этой дурью? Все же отметим еще один момент. Видимо, г.Ерусалимский почему-то считает, что выраженная высокопередость в движении суть общее достоинство всех пород собак. Батюшки светы! Из этого правила вываливается целый ряд быстроаллюрных пород. Ах, они, негодные, неправильные борзые, камень преткновения такой блестящей теории!

Ну-с, уже три постулата из четырех, как выяснилось, годятся лишь на подтирку. А что четвертый?

Если он верен внутри одной породы, почему бы ему не подтвердиться в сравнительной оценке разных пород, тем более, что автор претендует на универсальность своих околонаучных изысканий. И вот, сразу прокол. “Более наклонное положение тазовых костей определяет удлинение формата, а менее наклонное - укорочение формата”. Возьмем для сравнения длинноформатных собак - гончих и овчарок европейской группы и короткоформатных - высоконогих терьеров, лаек и боксеров. У первых таз наклонен сравнительно слабо, а у вторых - сильно, не правда ли? А из теории г.Ерусалимского следует обратное. Какая красивая была теория... “Какая жалость, какие мелкие кусочки!”

Надуманность положений этого постулата, не говоря об изначально ложных предпосылках, рассмотренных выше, заключается в механическом переносе позиций статики в движение (что само по себе есть недопустимая вольность) и абсолютном незнании особенностей бега собак (и как это г.Ерусалимский исхитрился вообще получить, в самый первый раз, экспертскую категорию? Купил, что ли? И с тех пор так, одну за другой, и покупает?). Впрочем, обо всем по порядку.

Да будет известно “эксперту РКФ-FCI по всем породам собак”, что длина и наклон лопатки слабо влияют на длину шага. А вот степень ее подвижности (о чем часто забывают, но ведь лопатка не гвоздями прибита!) уже сильнее. Но гораздо большее значение имеют длина и наклон плеча, о котором г.Ерусалимский не говорит ни слова. Похоже, для него передняя конечность собаки состоит из лопатки, предплечья, а между ними сразу двух суставов - плечелопаточного и локтевого. Последние, наверно, совпадают в пространстве и дают локтю слишком много степеней свободы, чего г.Ерусалимский очень боится и пытается ограничить “благодаря опоре локтя на грудь при шаге вперед”. Вы только попробуйте представить себе эту картину, гг.читатели!

Ввиду отсутствия плеча, г.Ерусалимский допускает совершенно нелогичные увязки между положением лопатки, длиной передней конечности и форматом. Цитирую по тексту. “Именно поворот угла между прямыми 1 и 2 около его вершины и дает феномен изменения формата. Допустим, что прямой угол между указанными прямыми повернулся по часовой стрелке оси маятника, так что тазовые кости заняли более наклонное по отношению к горизонтали положение. Так как величина угла фиксирована, то лопатка вынуждена занять при этом более косое положение (т.е. уходящее от вертикали). В этом случае длина шага передней ноги удлиняется по сравнению со случаем более отвесного положения лопатки, и для совершения шага той же длины достаточно более короткой передней ноги (т.е. более короткого предплечья. Короче нога - длиннее формат)".

Допустим, что у нас имеется подопытная собака, на которой эти фокусы можно опробовать. Пусть это будет немецкая овчарка. Причем не идеальной конструкции (как известно, идеальных собак не бывает). У нее стандартный растянутый формат (10:9), недостаточный наклон лопатки (градусов 60 к горизонтали), рост и высоконогость на нижнем пределе, а тазовые кости излишне (в пределах недостатка) наклонены. Обычная овчарка. Повернем над ней “ось маятника” по часовой стрелке, наклонив лопатку до желательной нормы, т.е. до 45 градусов. Что же из этого, согласно рассматриваемой теории, получится? Сразу же у собаки укоротится предплечье (и она станет ниже стандарта по росту, а, кроме того, приземистой, т.е. вдвойне порочной), отсюда удлинится формат (втройне порочна). А тазовые кости окажутся сильно наклоненными (резко скошенный круп - еще один порок). И, на сладкое, вывод. Из теории Е.Л.Ерусалимского следует, что селекция на лучший наклон лопатки приведет к утрате стандартности, стало быть, бесперспективна и опасна. Логично? Вполне. Глупо? Бесспорно.

Отметим еще одну интересную деталь. Мы помним, что вертикаль, опущенная из угла - основания “маятника”, должна, по Ерусалимскому, проходить через центр тяжести. С поворотом “оси маятника”, в этом случае, вертикаль, опущенная из угла между прямыми 1 и 2, сместится назад. А раз она все равно проходит через центр тяжести (это единственная, по сути, константа в “модельном” построении г.Ерусалимского), то и центр тяжести сместится вместе с ней. За счет чего? Не иначе, за счет возрастания объема и массы живота. Отсюда, селекция на косое расположение лопатки чревата еще и прибрюшистостью (а у сук, вероятно, хронической беременностью).

Далее по тексту. “... Лопатка вынуждена занять более косое (удаляющееся от вертикали) положение. Такой наклон лопатки вызовет большую длину шага передней ноги, начнется разбаланс в движениях передних и задних конечностей, произойдет сбой по фазе, который собака постарается компенсировать подъемом шеи, пытаясь укоротить шаг передней ноги. Однако при косом расположении лопатки выход шеи обычно низкий, и высоко держать голову собака долго не сможет, устанет, снова начнет сбоить...”

Скажите, г.Ерусалимский, как высоко Вам приходится держать шею, чтобы не размахивать своими руками по всей возможной амплитуде? Или Вы можете контролировать их движение другим способом? А почему же собака не может этого делать иначе? Ей-Богу, если б мне пришлось придерживаться Вашей точки зрения, я затруднился бы с ответом.

Рассматривая зависимость строения задних конечностей от наклона крупа, г.Ерусалимский обнаруживает не только свою полную беспомощность в теоретическом обосновании этого, но и незнание элементарных основ, можно сказать, прописных истин экспертизы экстерьера. Приведу лишь один пример.

“Пусть угол между тазовыми костями и крестцовым отделом меньше нормы (меньше 30 градусов), т.е. произошло выпрямление крупа. Соответственно бедренная кость заняла положение, более близкое к вертикали, выпрямились углы задней ноги и укоротился шаг задней ноги - мы сталкиваемся с прямозадостью”.

Наверное, столкнувшись с прямозадостью, бедный автор сильно ушибся. Ведь, во-первых, бытует такое понятие как “скошенный крестец”, когда тазовые кости наклонены нормально, а угол между ними и крестцом очень мал. Во-вторых, если уж Вам, г.Ерусалимский, не посчастливилось убедиться в ошибочности своих теоретических построений, глядя на живых собак, почитайте литературу, узнаете массу интересного. Например, в сборнике “Охотничье собаководство” (Москва, “Колос”, 1966) в статье А.В.Платонова “Конституция и экстерьер собак” черным по белому написано: “Многие лучшие собаки с большим ходом имеют круп почти горизонтальный”. И это утверждение обосновано хотя бы уже тем, что прямое расположение тазовых костей отнюдь не обусловливает, вопреки мнению г.Ерусалимского, прямозадости. Вариант может быть совсем иной: удлинение рычагов и их сочленение под более выраженными углами. Догадываетесь, почему борзые часто имеют выраженную “напружину”, т.е. несколько выпуклую спину, и сильно “куполят” поясницу? Именно потому, что угол между тазовыми костями и крестцом у них мал. При этом они не желают подчиняться воле г.Ерусалимского и быть прямозадыми. А держать длиннющие ножищи далеко отставленными назад им невыгодно энергетически (обеспечение жесткости столь длинного “пролета” между точками опоры требует определенных физических усилий).

Ну и хватит с этим “маятником” разбираться, надоел. Перейдем к “луку”, который якобы поднимает тело собаки над землей. Сразу же натыкаемся на тот самый перл, о котором говорилось выше, но уже в оформлении других, не менее изящных штучек.

   “Передний выступ грудины при увеличении угла плечелопаточного сочленения создает выпуклую спереди грудь (форбруст), тем самым создается дополнительный объем легких и, вместе с тем, дополнительная поверхность грудной клетки, которая уточняет поступательное движение передней ноги, благодаря опоре локтя на грудь при шаге вперед”.

   С равным успехом можно было сказать, что на объем груди влияет форма ушей. Вот что, г.Ерусалимский. Дабы было доходчиво, встаньте на четвереньки и малость побегайте взад и вперед. Побегали? А теперь скажите, как на объем вдыхаемого и выдыхаемого Вами во время бега воздуха влияло расположение Ваших локтей на старте. И если последнее успело создать дополнительную поверхность Вашей грудной клетке, то куда эта поверхность подевалась сейчас? Впрочем, если Вы на бегу опирались грудью на локоть, то боюсь, Вам теперь больно дышать. Ах да, говорилось об опоре локтя на грудь! Но, знаете ли, подворачиваемые внутрь локти никогда не считались достоинством ни для одной породы собак.

увеличить

   И о форбрусте. Сделайте любой собаке, оного не имеющей, длинное и косое плечо. Если у нее нормально развитая грудь - сразу обнаружите и “развитый форбруст”. И наоборот, при укороченной и круто поставленной плечевой кости даже у самых грудастых собак этот форбруст куда-то исчезает. Так-то!

   При этом совершенно безразлично, каков формат у собаки, хотя автор упорно пытается увязать наличие форбруста именно с форматом. Он напрочь забыл о существовании плеча, и вот одна глупость тащит за собой другую. “При растянутом формате собаки выпуклая грудь целесообразна; во время движения она обеспечивает большую надежность работы передней ноги, уменьшая число степеней свободы локтевого сустава. При квадратном формате собаки, предназначенной, во-первых, для прыжка, передний выступ грудины легко подвергается ушибам при преодолении препятствий, он не согласован с углом плечелопаточного сочленения и при укорочении спины (нарушено соотношение 2:1:1) приводит к порочной компенсации длины груди, что непременно скажется на формате собаки”. По-моему, эта бессмыслица (хотя следовало бы употребить слово покрепче) не нуждается в комментарии. В первом издании Ликбеза комментария и не было. Однако, откликаясь на укоризненные возражения отдельных читателей, пару слов все-таки сказать придется.

увеличить

Итак, собак, имеющих квадратный формат, г.Ерусалимский лихим росчерком пера лишает заодно с форбрустом, еще и “дополнительного объема легких” (и вправду, зачем он собакам квадратного формата, коли они созданы вовсе не для бега, а всего лишь для прыжка?), и “надежной работы передней ноги”, оставляя им зато все степени свободы локтевого сустава. И зря, должно быть, оставляет, потому что в ответ на таковую модернизацию его собаки начинают как-то по-дурацки (или по-геройски?) прыгать. Грудью пролагают себе дорогу через препятствие, а лапы, похоже, за спину прячут! Вот грудину и расшибают. А собаки растянутого формата, наверное, чуток умнее будут и лапы вперед выставляют. Хотя уж кто-кто, а они предназначены отнюдь не для прыжка, а только, надо полагать, для издевательств г.Ерусалимского. И он, злодей, на них отыгрывается, коварно “уменьшая число степеней свободы локтевого сустава”. А сколько степеней свободы имеет у собаки означенный сустав? Сгибание-разгибание и вращение, итого две. А у лошади - одну, поскольку локтевая и лучевая кости сросшиеся и оттого вращать предплечье она не может. Теперь вывод: наличие форбруста есть “знаковый” экстерьерный признак, свидетельствующий об анатомическом приближении хищного животного к копытному. Я правильно понял, г.Ерусалимский, что Вы решили исправить ошибки эволюционного процесса? Пожалуй, на трон папы римского Вы претендовать никогда не станете - мелковат пост. Он ведь всего лишь наместник... “Папе ерусалимскому” размах поболе нужен. (Ох, черт, а я-то понять не мог, почему один из Ваших клевретов Вас за глаза “папой” называл!)

Последнее предложение в приведенной выше цитате настолько же бессодержательно, насколько и показательно в качестве образчика странной логики г.Ерусалимского (впрочем, и “странная”, и “логика” здесь слова, скажем так, не вполне подходящие). В нем каждая смысловая (опять же, лучше сказать бессмысленная) часть ни на чем конкретном - даже на предыдущей писанине г.Ерусалимского - не основана, взята с потолка (а, скорее всего, из другого вполне определенного места), а затем прихотливо объединена с другими такими же частями. Причем все вместе приводится в качестве непоколебимого утверждения! Чтобы проанализировать такой текст, нужно быть не кинологом, а сотрудником института им. Сербского.

    А дальше вообще сплошной обвал, гг.читатели. Можно было бы подумать, что у г.Ерусалимского весьма обостренное чувство юмора и он задался целью подшутить сразу над всеми. Потому столь серьезно свой анекдот и преподносит. Но, увы, похоже, что он на самом деле верит в написанный им бред.

“С кривизной грудной кости непосредственно связан наклон ребер, который в свою очередь влияет на форму позвоночного свода, т.е. на то или иное начальное напряжение тетивы. В этой связи нельзя обойти вниманием силуэт современной немецкой овчарки, у которой спина, благодаря резкому встречному наклону серий передних и задних ребер, определенному большой кривизной грудной кости, приобрела в значительной мере функции упругости, которая по большей части у других пород присуща пояснице".

Интересно, как форма грудной кости, которая суть производное реберных окончаний и окостеневает несравнимо позже позвонков, может через реберные хрящи и тонкие, также долгое время хрящевые концы ребер влиять на форму позвоночного свода? Нонсенс, господа. Опять же интересно, кто и когда проводил сравнительные исследования формы грудной кости и наклона ребер современных немецких овчарок и собак других пород? Если г.Ерусалимский для этого не вскрывал сотни трупов, то хотя бы рентгеновские снимки он должен был изучить. И что, изучал? Не это ли называется блефом, и не за такое ли в приличном обществе полагается бить канделябром? Розог “Ликбеза”, пожалуй, тут маловато будет. Однако читаем дальше.

“Работа лука происходит благодаря упругим свойствам ребер. Следует обратить внимание на зависимость упругости ребер от их кривизны. Чем выпуклее ребра, тем мягче они пружинят, тем меньше размах лука, тем ниже над землей движется тело собаки - очевидно, что мы имеем случай рысистой собаки, движения ее плавные, пластичные, стелющиеся; ее естественный формат - растянутый. Уменьшим кривизну ребер (грудь более плоская), теперь ребра пружинят жестко, размах лука больше, тело собаки выше подбрасывается над землей, движения ее резкие, порывистые - мы имеем дело с собакой, созданной для прыжка, т.е., как правило, для галопа (случай борзой мы не рассматриваем). Естественный формат собаки для такого аллюра - квадратный".

Конечно, можно было бы взять для сравнения, с одной стороны, боксера, ротвейлера и некоторых среднеазиатских овчарок - собак широкотелых и более компактных, чем, с другой стороны, немецкая овчарка, непревзойденный “рысак” и изначально порода умеренно широкотелая (не говоря уже о широко распространенных современных “плоскодонках”, псевдонаучный базис под анатомию которых пытается подвести зарвавшийся и завравшийся автор). Нетрудно убедиться, что г.Ерусалимский, как уже не раз бывало, и здесь не связан логикой. Но поступим проще. Давайте разберемся, за счет чего происходит амортизация удара, приходящегося на передние конечности собаки при приземлении.

Видимо, г.Ерусалимский думает, что ноги собаки пришпилены к грудной кости. Если бы это было так, бедное животное выплюнуло бы свои легкие и сердце после километрового пробега. Поскольку этого не происходит, значит дело обстоит иначе. И верно. Удар, самортизированный наклоном плеча, приходится в итоге на лопатку. И хотя в погашении его импульса участвуют работающие в уступающем режиме мускулы, соединяющие конечность с грудиной, последней вовсе не приходится испытывать воздействия, нуждающегося в амортизации за счет ребер.
увеличить
Для доходчивости, г.Ерусалимский, пробегитесь-ка на четвереньках еще кругов несколько. И попробуйте время от времени не сгибать локтей. Почувствовали разницу? То-то же. Вот если бы Вы совершили такую пробежку до написания данной халтуры, то может быть и сподвиглись на что-нибудь, хоть малость поумнее.

Какие у нас выводы, гг.читатели? Правильно. “Лук” г. Ерусалимскому надлежит запихнуть туда же, куда и “маятник”.

После этого г.Ерусалимский осмелился коснуться связи формата с аллюром.

“Пусть формат - квадратный. Тело высоко поднято на ногах, положение центра тяжести высокое, равновесие неустойчивое. В этом случае толчок задней ноги резко выводит тело из положения равновесия, тело зависает в воздухе и, приземлившись, оно вернет положение равновесия только тогда, когда проекция центра тяжести окажется внутри треугольника опоры (собака приземлится на три ноги). В этом случае в полете собака выбрасывает вперед обе передние ноги и, поочередно ими приземлившись, на мгновение приобретает равновесие. Но тетива натянута, неизбежно следует толчок другой задней ноги, и все повторяется.

Описана последовательность движений при галопе. Отметим дополнительно, что более плоская при квадратном формате грудь обладает необходимыми для быстрого перемещения аэродинамическими свойствами (обтекаемостью).”

Полная кинологическая безграмотность, батенька. Не так собачки-то бегают галопом. Не обретают они вовсе статического равновесия на бегу, поскольку приземляются не на три, а на две конечности. Поочередно, на передние - на задние - на передние - на задние... Оттого у них две фазы подвисания в одном цикле движения, а не одна, как Вы описываете. Стыдно не знать! А для поддержания динамического равновесия треугольник опоры не нужен. Неужели Вам никогда не приходилось кататься на двухколесном велосипеде? Попробуйте ездить и одновременно (если получится, конечно) думать, отчего Вы не падаете. А если совместить эти два процесса не удастся, то попытайтесь хотя бы поочередно: поездить, подумать, поездить, подумать... Если с “подумать” получится, конечно.

увеличить

Очень мне понравилось выражение “неизбежно следует толчок другой задней ноги, и все повторяется”. Это что же, раз собака поскакала галопом, так, пока не сдохнет, скакать будет?

И насчет аэродинамики. Опять же, никто и никогда в отношении собак ее не исследовал. И еще вопрос, что больше влияет на обтекаемость, широкая грудь или длинная шерсть, или висячие уши и прочая. Да так ли уж важна обтекаемость при сравнительно (с гоночными автомобилями) низких скоростях, развиваемых собаками? А вот люди с собаками в скорости бега вполне сопоставимы. Так вспомните, узки ли грудные клетки спринтеров-рекордсменов? Вовсе нет! Так, может быть, физическая сила имеет определенные преимущества перед хорошей обтекаемостью? Даже среди собак квадратного формата?

“Разберем теперь случай длинноформатной собаки. Тело низко на ногах, низкий центр тяжести, устойчивое положение равновесия. Толчок с задней ноги плавно передается вперед, и достаточно выброса одной передней (в норме диагональной) ноги, чтобы вернуть тело в положение равновесия после стадии невысокого зависания.

увеличить

   Следует поочередное приземление сначала передними ногами, затем задней толчковой ногой, после чего мгновение равновесия сменяется новым полетом за счет толчка другой задней ноги, которую вынуждает к этому натянутая тетива - согнутый позвоночник. Движение переходит в авторежим, мы наблюдаем рысь".

   Ха-ха. Если выбрасывается “в норме диагональная” передняя нога, то мы наблюдаем... иноходь! Сами посудите. Задняя конечность совершает толчок, значит - отводится назад. А если при этом диагональная передняя конечность выбрасывается вперед, то другой передней конечности - односторонней с толчковой - ничего более не остается, как оказаться сзади. У всех ли рассеялись последние сомнения по поводу действительного уровня экспертской квалификации г.Ерусалимского?

   И еще. В зависимости от формы рыси порядок приземления конечностей может быть различным. Но в любом случае собака опирается одновременно лишь на две диагональные конечности. А квадратно-гнездовой способ передвижения, который описывает г.Ерусалимский, к рыси никакого отношения не имеет. Вот видите, стоит только в качестве предпосылки взять любой из четырех идиотских постулатов, и глупость “переходит в авторежим, мы наблюдаем” сплошную чушь.

Напоследок приведу еще несколько интересных цитат из означенного творения, свидетельствующих... Но об этом немного погодя.

“Отказ от второго требования постулата № 2 (центр тяжести собаки лежит на вертикали, проходящей через ось маятника) трудно практически проконтролировать, поэтому мы не будем рассматривать этот случай".

Попробуй тут проконтролируй! Вдруг собака чего съела перед экспертизой - вот центр тяжести и сместился ближе к желудку. Так всегда с постулатами у сего господина и бывает: ляпнуть - ляпнул, а доказывает пусть дяденька.

Дальше не менее занимательно.

“Надо отметить, что нарушение принципа двух горизонталей нельзя, вообще говоря, рассматривать в отрыве от углов наклона тазовых костей и лопатки, и комбинации различных совместных отклонений от требований постулатов № 2 и № 3 следует рассматривать каждый раз отдельно.”

Теория без практики, как известно, мертва. А здесь следует понимать так: теория теорией (учите, ребята, на здоровье), а вот насчет практических выводов - каждый раз отдельно - обращайтесь к г.Ерусалимскому. “Модель”, конечно, мертвее мертвого, но автор для нее всякий раз оживляжей напридумывает. Чай, не впервой экспромтом фантазировать.

“Постулат № 4 как механизм преобразования формата можно рассматривать в чистом виде только при условии выполнения постулата № 1, когда позвоночный свод скомпонован по принципу 2:1:1.”

Ну а поскольку, как мы уже выяснили, проконтролировать соблюдение принципа 2:1:1 на живой собаке представляется невозможным, то отделить овец от козлищ, “чистые” случаи от “нечистых”, никто более, кроме уникального таланта г.Ерусалимского, не сможет.

“Однако в реальности мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда поясница гораздо длиннее нормы. В этом случае прогнозировать формат в зависимости от чего-либо и, в том числе, от поворота маятника около своей оси, дело крайне ненадежное. (Прошу обратить внимание, оговорка эта неспроста сделана! - А.В.) В качестве такого примера зададимся растянутым форматом за счет излишней длины поясницы. Как уже выяснено при анализе постулата № 1, туловище собаки лишено компактности, и длинная поясница наверняка не успевает вовремя передавать двигательные толчки задних конечностей. В этом случае природа часто решает проблему баланса по-своему: она уменьшает угол наклона тазовых костей, вводит в систему как норму прямозадость, что позволяет пояснице компенсаторно решить проблему баланса и согласованности фаз при перемещениях передних и задних конечностей. В результате возникает образ примитивно сложенной собаки: у нее длинная поясница, прямозадость и прямоплечесть, однако движения ее на этом уровне сбалансированы".

Чтой-то матушка-природа у нас засвоевольничала? А то, что не может она ждать милостей от г.Ерусалимского; взять их у него - ее задача! К ногтю ее надоть, неча распускать! А как вам, уважаемые читатели, нравится поясница собаки, которая решает проблему баланса? Но зато уж теперь-то мы по аналогии догадываемся, какой орган, находящийся ниже поясницы г.Ерусалимского, решает, вместо его головы, проблемы биомеханики.

А вообще-то вопрос нужно поставить так: если бы подобная “модель” была построена на объективных закономерностях, в каких целях ее можно было бы применять? Ответ: прежде всего для прогнозирования коррелятивных изменений экстерьера. В таком случае возьмем “образ примитивно сложенной собаки” и передадим его в руки самому обычному зоотехнику. Пусть попробует улучшить ей строение того же плечевого пояса согласно учению г.Ерусалимского. Собственно, нечто подобное с немецкой овчаркой мы уже проделывали. Что станется с форматом? Он уползет в запредельные дали. А если попробовать обойтись без евгенельвовичевой зауми? Так ведь обходимся, и кое-что неплохо получается!

Ну и, наконец, г.Ерусалимский, основываясь на своей “биомеханической” ереси, дает советы селекционерам.

“Первое по важности условие, которое должно быть поставлено на селекционный контроль - принцип 2:1:1 (1).

Второе - размер головы (2).

Третье - принцип двух горизонталей (3).

Четвертое - интенсивность пигментации десен (4).

Пятое - интенсивность пигментации окраса (5).”

Вот вам и финт ушами: из пяти выданных нам в назидание принципов лишь два имеют отношение к измышлениям г.Ерусалимского. Остальные три обладают определенной ценностью, но они как-то достаточно известны и без помощи этого деятеля. Ловко подмазался! Халявщик Вы, Евгений Львович.

И смотрите, что пишет этот халявщик ниже.

“...Если поголовье последовательно прошло эту многоступенчатую селекцию, то составляющие его особи:

хорошо сложены,

полноценно размножаются,

обладают хорошей координацией движений,

являются долгожителями,

имеют высокий жизненный тонус.

Надо подчеркнуть, что последовательную селекцию по пяти перечисленным инвариантам можно проводить, если популяция обладает достаточным уровнем породности и достаточным уровнем соответствия желательному конституциональному типу".

Интересное кино! Если популяция обладает указанными “достаточными уровнями”, то “составляющие ее особи” всяко-разно “хорошо сложены, полноценно размножаются” и т.д. На кой ляд тогда нужна селекция по ерусалимским “инвариантам”, если ее цель абсолютно совпадает с исходными предпосылками?

А оговорки г.Ерусалимского, касающиеся предварительных условий применения его теоретических построений на практике, я привел не зря. Ведь эти условия таковы, что никогда нельзя сказать определенно, соблюдены они или нет. Техника безопасности, надо сказать, у Евгения Львовича на высоте. А то не ровен час, найдется простак, который угробит свое поголовье в результате экспериментов “по-ерусалимскому”. А после, как у нас водится, решит кой-кому морду пощупать. Не посмотрит, что суперэксперт и экс-президент. И неправ окажется. Ему объяснят: не соблюл - вот сам и виноват! А соблюл, не соблюл - поди докажи. Никто не может, а он, мол, смог. Умник нашелся! Давай распотрошим твоих собак и скелеты промерим, сам убедишься. Не хочешь? Тогда гуляй...

Итого, с полным правом можно сказать следующее. “Биомеханическая модель” - абсолютно несостоятельная выдумка. Это не кинология, а “киноложь”. В кинологии г.Ерусалимский - пустышка, ноль. Но особо опасный ноль, который по воздействию своему на окружающих есть величина при любом раскладе отрицательная. Ведь наукообразностью “биомеханической модели” он который год дурит людей, убедив многих и многих в значимости собственной персоны как кинолога. Именно с торжественной презентации этой чуши на семинаре в Днепропетровске началось его восхождение к посту президента РКФ. И ей, этой чуши, до сих пор верят. Господину Ерусалимскому ничуть не стыдно перед людьми, которых он водит за нос. Так что и совесть у него, существуй ее датчик, отмечалась бы показателем “особо опасный ноль”. Да-с. А впрочем, что ему нужно, кроме славы?


Часть 1: стр. №1,  №2
Часть 2.


организация проведения семинаров и других деловых мероприятий в Черногории


вверх

При использовании материалов сайта ссылка на www.irkcao.ru обязательна ! Copyright © 2003