Среднеазиатская овчарка - Белые азиаты 
Прибайкалья
Главная » САОтека » "О тестах, в общем и целом, с некоторыми неприятными подробностями." А. Н. Власенко
| Форум | Доска объявлений |
САОтека
Статьи, Рассказы
ЧаВо
Книги, Журналы
МЕРОПРИЯТИЯ
Выставки, Турниры
Анонс выставок
ОФИЦИОЗ
Официал. документы
Стандарты САО
ПИТОМНИКИ САО
России
Зарубежья
ФОТОГАЛЕРЕЯ
Ретро-архив САО
Наши собаки
Забавные фото
Фотоприколы
Рисунки
Открытки
РАЗНОЕ
Каталог сайтов
Объявления
Собачья жизнь



"О тестах, в общем и целом, с некоторыми неприятными подробностями." А. Н. Власенко

"- На стол колоду, господа, - краплёная колода!"
"А в это время Бонапарт переходил границу..."
(Владимир Высоцкий)


Преамбула длинная получается, но без неё не обойтись.
Начну с азбучных истин.

Племенная работа с собаками служебных пород безоговорочно подразумевает наличие жёсткой селекции по качествам поведения. Это аксиома. Количество факторов, по которым ведётся такая селекция, может быть различным. Чем уже профиль применения породы, тем, как правило, меньше поведенческих факторов принимается во внимание, но тем жёстче предъявляемые требования к их наличию (или отсутствию) и степени выраженности. С другой стороны, малым числом качеств, по которым одновременно ведётся отбор, определяется быстрый селективный ответ - высокая скорость прогресса по выбранным параметрам. Соответственно, длительный отбор такого рода приводит к высокой породной специализации, но вместе с тем и к снижению пластичности породы, т.е. уменьшению способности к перепрофилированию. Наиболее сложным, вне сомнений, является такой тип селекции, при котором специализация по одним качествам не должна приводить к ухудшению или утрате других, и при этом не только поведенческих, но и физиологических, и физических. Это всё – тоже аксиомы. Наконец, ещё одна аксиома: чтобы учитывать при отборе по поведению широкий спектр качеств, об их существовании мало просто знать, - надо их изучить и понимать значение.

Инструменты селективного отбора – тесты. Зоотехнические тесты поведения в собаководстве могут иметь вид испытаний рабочих качеств по определённому нормативу (самый распространённый вариант, когда собаки оцениваются по реализованному потенциалу), либо выявлять врождённые задатки, для чего система тестирования должна быть построена таким образом, чтобы снизить до минимума эффект индивидуального опыта (обучения). Многие виды испытаний рабочих качеств - в том виде, в котором они существуют сегодня, - с зоотехнической точки зрения плохи тем, что не учитывают ни условий подготовки собак, ни затраченного на подготовку времени, ни квалификации дрессировщиков. Исполнение собакой стереотипных действий ровным счётом ничего не говорит стороннему наблюдателю о её сообразительности, способности к обучению, самостоятельности, бесстрашии, но только – о темпераменте и количестве вложенного в дрессировку труда. Тем же самым, но в гораздо большей мере грешит проверка реакций на ограниченное число обычных раздражителей (звук выстрела, ответ на агрессию со стороны фигуранта – особенно в присутствии хозяина или на собственной территории). Трусливая по своей природе, но достаточно обученная собака вполне способна при первых предъявлениях раздражителей показаться довольно смелой и решительной. Кроме того, - и это важно! - малое количество оцениваемых аспектов поведения грозит деградацией и полной потерей некоторых ценных качеств, оказавшихся вне зоны внимания селекционеров.
Насколько высок должен быть уровень элиминации, т.е. отсева взрослых особей, которые признаются непригодными для использования в разведении? Поскольку поведенческие качества очень трудно стабилизируются, то даже в устоявшейся заводской породе, при селекции по широкому ряду качеств, выбраковка должна составлять порядка 50%, если стоит задача сохранения достигнутого статус-кво. Если же требуется улучшить характеристики поведения, то цифра выбраковки возрастёт до 75%, а то и более.

Теперь, с учётом изложенного, посмотрим на селекцию по поведению заводского поголовья среднеазиатских овчарок: что на сегодняшний день имеем, чем это грозит и как оно должно выглядеть, «чтобы не было мучительно больно».

Для САО в системе РКФ предназначен тест Т-1,2, применяемый в усечённом, до смешного, виде. Включает в себя мануальный осмотр собаки экспертом, прохождение собаки сквозь группу неагрессивно шумящих людей и пару слабых выстрелов с большого расстояния, которых собака не должна испугаться.

Чтобы «азиат» не выдержал этот, с позволения сказать, тест, ему нужно быть, ну, совсем-совсем-совсем плохим! А настолько плохих рождается, в общем-то, немного. И, по причине своей малочисленности, погоды в разведении они не делают. Потому выбраковка двух, трёх, даже пяти процентов самых отъявленных трусов не отразится на статистике в следующей генерации. Но ведь проблема и в том ещё состоит, что ко всем использующимся в Т-1,2 раздражителям можно приучить практически любую собаку, исключая разве что имеющих тяжёлые патологии нервной системы. Таким образом, сей селективный инструмент следует признать совершенно негодным для использования по назначению. Ибо его эффективность нулевая.

А какие тесты годятся? Такие, что могут обеспечить объективную оценку врождённых задатков поведения по очень многим параметрам. А поскольку количество учитываемых параметров велико, то одним-единственным тестом здесь не обойтись, требуется сложная многоуровневая система. Именно такая система создана, апробирована и применяется в Международном клубе «Азиат» (МК «А») - виртуальном объединении любителей среднеазиатской овчарки. Большое достоинство этой системы в наглядности. Имея оценочную таблицу в руках, любой желающий при просмотре видеоролика способен научиться правильно оценивать картину поведения собаки. Особенности тестирования выявляют даже те отрицательные качества характера, которые «замаскированы» воспитанием и целенаправленной дрессировкой. Одни из тестов достаточно просты, другие требуют специального оборудования трассы, но, как показала практика, ничего сложного в изготовлении этого оборудования нет. Только бы руки росли из нужного места.
Но при всей своей уникальности, система тестирования МК «А» отнюдь не востребована широкими кругами «азиатчиков». Почему? Ответ до обидного прост: именно вследствие своей эффективности и наглядности, и ещё вследствие того, что видеоролики с тестирований МК «А» без купюр и незамедлительно вывешиваются в открытый доступ и открыто же обсуждаются. А поскольку всякий публичный провал известного ли производителя, какого-то весомого количества ли его потомков, собаки ли, которую её владелец только намеревается использовать в разведении, тут же становится достоянием общественности и может весьма и весьма негативно отразиться на племенной карьере и продаже щенков, рисковать репутацией своих драгоценных питомцев мало кто решается. Хотя на словах-то в кого ни ткни – все радеют за благополучие породы, а денежный вопрос никого не волнует. В такой ситуации, разумеется, нельзя рассчитывать на расширение популярности тестов МК «А», пока общественное мнение не сформируется должным образом и не возобладает над безответственностью заводчиков. Другими словами, когда покупатели начнут в массовом порядке отказываться брать щенков от родителей, не прошедших строгой проверки поведения.

Нередко спрашивают, отчего бы, ради популяризации системы тестирования МК «А», не сделать испытания более лёгкими, «проходимыми» для большего процента собак? Да вот, нельзя такого допускать. По целому ряду причин. Прежде всего, нельзя никого обманывать. Уравнивание недостаточно хороших особей с хорошими – это обман покупателей щенков и заводчиков, который неминуемо плохо отразится на состоянии поголовья собак уже через несколько генераций. И не факт, что последствия удастся когда-нибудь исправить. Далее, по странной, но отчётливой закономерности, любые нормативы, когда-либо вводившиеся в России для испытаний служебных собак, с течением времени от редакции к редакции становятся всё легче и слабее. И никогда наоборот. Наконец, вопрос строгости отбора, т.е. высоты планки, разделяющей допущенных к разведению и не допущенных собак, может варьироваться самими заводчиками при сохранении тестовых нормативов в полном объёме, видимая картина поведения собаки от этого нисколько не изменится. Другое дело, далеко не всем хочется, чтобы эту картину видели потенциальные покупатели щенков. Вот ради того, чтобы среднеазиатские овчарки заводского разведения от поколения к поколению становились лучше, а не хуже, зоотехнические тесты должны именно быть, а не только лишь называться зоотехническими. То есть максимально точно отделять пригодных для разведения собак от непригодных. Соответственно этому принципу, МК «А» не признаёт зоотехническими те варианты тестирования, которые не способны отразить действительные качества поведения и дать достоверные данные для селекции.

На этом преамбула, к радости читателя, наконец-то заканчивается и начинается главное.

Есть в стольном граде Киеве школа охранных собак с грозным наименованием «Арес», коей бессменно руководит её владелец Валерий Борисович Высоцкий. Хорошо в этой школе то, что все её сотрудники двумя руками за пригодных к работе «азиатов» и «кавказцев». И не любят шоу-направления. Замечательно – наличие смелых и умелых фигурантов, любящих работать красиво, рисково и с выдумкой. А плохо, что «рабочесть» среднеазиатских овчарок понимают однобоко, только как способность кусать на близком расстоянии нападающего человека и охранять территорию своего проживания. Но хуже всего – нарочитая слепота: как некогда вбили аресовцы себе в голову невесть на чём основанное представление, будто нет у «азиатов» никакого иного назначения, кроме как кусаться, и будто все прочие собачьи умения непременно мешают хорошо защищать и охранять, так по сей день отказываются видеть лезущие в глаза факты, регулярно не вписывающиеся в примитивную эту, если можно её так назвать, концепцию. Собственно, немалое число дрессировщиков с юношеским максимализмом в соответствующем возрасте рвались к точно такой же поскони и сермяге, отметая как ненужное всё, для чего требуются знания и терпение, а не только азарт, смелость, артистичность и фигурантская сноровка. Но, становясь старше и опытнее, все они в той или иной степени трансформировали свои взгляды и вкусы. И сегодня в обозримом русскоязычном пространстве остался, пожалуй, лишь один уникум, за добрую четверть века не изменивший своих околопещерных пристрастий, чем до удивления напоминает престарелых фанатов собачьих боёв, упорно не признающих ничего кроме «кровищи».

А ведь «концептуальная» ошибка корифея лежит на поверхности и ясно видна не то что любому этологу или инструктору дрессировки, а, наверное, даже кое-кому из фигурантов. Хорошие способности к борьбе с противником, защите и охране показывают собаки с твёрдым характером; у слабохарактерных эти способности, разумеется, выражены хуже. Но первые, в массе своей, своевольнее и упрямее, и для обучения их сложным приёмам послушания или поиска потребны воля, настойчивость, умение и большое желание. А вторые уступчивы и, кроме того, зачастую инфантильны, а потому игривы, потому проще поддаются обучению, меньше сопротивляются, легче соглашаются подчиниться, с их управлением даже малоопытный дрессировщик справляется, как правило, без особого труда. Вот потому собаки, не прошедшие систематической дрессировки, такую разницу в поведении и показывают! Но ведь эта разница вовсе не означает, что сильную по характеру собаку нельзя хорошенько выдрессировать, научить трудным навыкам, а уж тем более – что эти её знания негативно отразятся на защитно-охранных качествах! Другое дело, если не владеть эффективными методиками дрессировки, то в таком случае даже банальная апортировка, которой любой молодой «азиат» обучается за пару-тройку занятий, может показаться чем-то из ряда вон выходящим и непременно требующей ломки или иной порчи характера. Уверен, что если бы В.Б.Высоцкий владел такими методиками, то не видел ничего ужасного даже в том, что гордая среднеазиатская овчарка приносит своему хозяину тапочки. Почему бы и нет, если она это научилась делать, а полезная работа доставляет ей удовольствие? И с поиском по следу то же самое. Большинству «азиатов» только стоит понять, что их красивым поиском восхищаются и что успех зависит только от их действий, и сразу же следовая работа начинает им нравиться, и они это показывают всем своим поведением, вплоть до избыточной горячности и нетерпения. Но поскольку уважаемый Валерий Борисович ставить «азиатов» на след тоже не умеет, к их следовым способностям он относится пренебрежительно. И совершенно напрасно! Острота обоняния у среднеазиатских овчарок чрезвычайно высока, и вполне возможно, что в наших климатических условиях розыскной «азиат» может занять такую же нишу в служебной кинологии, какую в США занимает розыскной бладхаунд, - нишу проработчика следов большой давности. И в этом амплуа интеллект «азиата» окажется как нельзя более к месту. Впрочем, в наличии высокого интеллекта В.Б.Высоцкий им прямым текстом в одной из своих статей отказывает. Что как-то даже странно для человека, столько лет занимающегося дрессировкой, пусть хотя бы только защитной и охранной, со среднеазиатскими овчарками.

Разумеется, система зоотехнических тестов, принятая в Международном клубе «Азиат», соответствует концептуальной позиции Клуба в отношении перспектив существования и развития группы пород среднеазиатская овчарка. А существует ли тест, отражающий концепцию ШОС «Арес»? Существует. Только вот у человека, знакомого с основами этологии и зоотехнии, назвать этот тест зоотехническим язык не повернётся. А у В.Б.Высоцкого ещё как поворачивается! Более того, он официально заявляет об этом как председатель комиссии по рабочим качествам Всеукраинского клуба пород кавказская и среднеазиатская овчарка. Этим клубом тест принят в 2008 году. Называется он Проверкой крепости нервной системы (ПКНС). Норматив составлен довольно небрежно, если не сказать - неграмотно. Но если явные ляпы («уходит за спину собаки» - это вверх, что ли?; и как собака может прижаться к хозяину, находящемуся в двадцати метрах от неё?) и недоговорки истолковывать в пользу авторов, то суть проверки заключается в следующем. Привязав собаку и пять минут побыв рядом с ней, владелец уходит на расстояние двадцати метров. Спустя минуту с противоположной стороны, с такого же расстояния к собаке быстрым шагом направляется «злоумышленник» в защитном снаряжении, привлекающий к себе внимание криком и шумом. На полпути он стреляет вверх из стартового пистолета и, продолжая движение, старается пройти рядом с собакой сквозь охраняемую ей зону. И всё. Хотя никаких уточнений насчёт присутствия других собак и людей, допустимости предварительной растравки и наличия у собаки предварительного опыта работы с этим же «злоумышленником» в нормативе не имеется, будем исходить из того, что правила хорошего тона на всех тестированиях блюдутся дотошно. Согласно нормативу, главное условие получения собакой хорошей оценки - отсутствие признаков страха перед выстрелом и «злоумышленником. Как утверждает Валерий Борисович, этим нормативом дублируется методика Ю.Н.Пильщикова,, «разработанная на базе методик Л.В.Крушинского».

Ну, во-первых, для Л.В.Крушинского, наверное, шоком оказалось бы одно только название теста, поскольку такое качество, как «крепость нервной системы» ему уж точно не было известно. Во-вторых, Ю.Н.Пильщиков применил методику Л.В.Крушинского не наобум, а на вполне определённом контингенте собак, которые по изучаемому им критерию могли более или менее сопоставляться с лабораторными животными. Если уважаемый Валерий Борисович действительно изучал вопрос тестирования, то удивительно, почему он упустил весьма существенную деталь, отражённую даже в популярной литературе: «Ю.Н.Пильщиков проверял пастушьих собак, живущих в условиях чабанской бригады при полной изоляции от собак, ранее обученных караульной службе» («Отечественные породы служебных собак». Сост. В.А.Калинин. – Спб. МП «Издатель» 1992). То есть у проверяемых собак гарантированно отсутствовало влияние на поведение приобретённого опыта, и степень агрессии к постороннему человеку определялась лишь врождёнными задатками! Ну неужели, неужели опытный дрессировщик сам не в состоянии смоделировать в уме такой простой эксперимент и обнаружить уязвимые его места, а только потом браться за написание своего норматива? К моему глубокому разочарованию, этого краеугольного камня В.Б.Высоцкий и не заметил, и не почувствовал. Право слово, просто позор джунглей какой-то!

И отметим ещё один существенный момент: использующаяся в ПКНС градация реакций собаки вообще не предусматривает типа поведения, наиболее распространённого у нынешних САО заводского разведения. А именно - видимой трусоватости, не доходящей до панического состояния. По хитрости какой придумщиков ПКНС или по их неразумию, но, согласно оценочной таблице, собаки с таким поведением трусливыми считаться не могут. Что же касается злобно-трусливых собак с истерическими реакциями, то они легко попадают даже в категорию, обозначенную двумя плюсами, т.е. в ряд тех собак, которые обладают желательными вариантами поведения.

Вот в итоге и получилось, что ПКНС с лёгкостью проходят 90% представленных собак (по словам Высоцкого), а по нашим данным, так и поболее того. Потому что почти всех, даже и трусливых, можно элементарно натаскать, подготовить к такому тесту. И многого ли он тогда стоит в качестве зоотехнического? Ровным счётом ничего. Ноль. А что же на самом деле тестируется с помощью ПКНС? Пожалуй, любой дрессировщик, обучающий собак защите на основе развития активно-оборонительного поведения, с лёгкостью даст ответ на этот вопрос, потому что сам нечто очень похожее проделывает почти с каждым новичком: выявляется всего лишь уровень готовности собаки к дальнейшим занятиям, не более того! Но уважаемый шеф «Ареса» настаивает на ином значении разработанного им теста. Не могу удержаться от цитаты (и от улыбки тоже, читая эти «железные» доводы): «Поскольку наш тест предполагает фото- и видеосъемку, оценку поведенческих характеристик (отношение к звуковому раздражителю, отношение к чужому человеку, выраженность охранного инстинкта, способность укусить человека, уравновешенность), сбор и анализ статистических данных о поголовье, а иногда – и снятие антропометрических данных, и не предполагает выявление победителей и награждение их гламурными розеточками, мы считаем такое мероприятие именно зоотехническим». Невдомёк Валерию Борисовичу, что зоотехнический тест в обязательном порядке имеет селективное значение, является инструментом отбора производителей, что предметом селекции при тестировании являются наследственно обусловленные качества, а не сформированные под воздействием человека хозяйственно-полезные признаки поведения. И что розеточки тут ни при чём, и видеосъёмка, хоть и желательна, но обычно не обязательна, и что антропометрические данные с собаки снять при всём желании невозможно, поскольку антропометрия – это измерение человека, а не животного (антропос – человек и метрео – мерить). В общем, что ни слово, то ляп. Даже как-то стыдно за него, ведь в своей области дрессировочной работы Высоцкий на деле заслужил репутацию профессионала! Напрасно он переступил границу своей компетентности, напрасно.

Кстати, дальше у нас речь пойдёт как раз о границах и, вместе с тем, уже о самом-самом главном.

МК «А» чрезвычайно озабочен наблюдающимся уже много лет постепенным, но неуклонным процессом деградации среднеазиатских овчарок заводского разведения. Наряду с гипертрофией конституциональных и ряда экстерьерных показателей, распространившихся на более чем половину российского поголовья, наблюдается всё возрастающее количество проблем с состоянием кожного покрова и зубной системы, крайне неблагополучной порода стала по ортопедическим заболеваниям, но что особенно тревожит, собаки на наших глазах утрачивают лучшие качества характера. Совсем не редкостью стали среднеазиатские овчарки с невротическим поведением, проявляющие агрессию к детям, кусающие собственных хозяев, и уже обыденностью – трусливые, неуверенные. Системные тестирования, проводимые в МК «А», чётко показывают, что лишь единичные проценты «азиатов» обладают желательными вариантами поведения. Совершенно очевидна необходимость принятия срочных мер по спасению породы, первой среди которых должно быть радикальное (ориентировочно - десятикратное) сокращения численности племенного состава, прежде всего за счёт выбраковки по качеству поведения. Вполне естественно, что, выступая с резкой критикой деятельности российских собаководческих организаций, Международный клуб «Азиат» опирается не в последнюю очередь и на результаты проведённых им тестирований. А результаты эти прямо противоположны аресовским.
В этой связи позволю себе маленькое отступление. В одной из своих статей Валерий Борисович с ехидцей упомянул воздушные шарики, использующиеся на одном из этапов Общего теста МК «А». Но вот отчего бы ему не задаться мыслью, как так оно получается, что на тесте, который с шариками, отсеивается собак многократно больше, чем на ПКНС, проводимой замечательными фигурантами «Ареса»? Не может ли статься, что дело вовсе не в фигурантах и шариках, а в уровне знаний о поведении «азиатов» и степени продуманности норматива испытаний?

Как бы там ни было, но пока ПКНС применялась исключительно на Украине, МК «А» не высказывал своего мнения насчёт этого норматива. Ограничивался бездействием, размышлением и ожиданием. И, увы, дождался. Кто бы мог подумать, что замечательные фигуранты из дружественной нам организации «Арес», проводя дрессировочные занятия в разных российских городах, оказывается (как оно выяснилось задним числом) попутно и как-то неприметно проводят тестирования, а после охапками выдают сертификаты о прохождении собаками ПКНС ? И тут пять фактов не могли не вызвать, мягко говоря, глубокого недоумения. Прежде всего то обстоятельство, что организаторы занятий узнавали о состоявшемся тестировании уже постфактум, когда им предлагали получить сертификаты. Далее, что тестирования проводились с грубейшими и множественными нарушениями норматива ПКНС, чему свидетельством немалое количество видеозаписей, сделанных в Москве, Новосибирске, Нижнем Новгороде. Крайнее удивление вызвало и то, что, по крайней мере, в Москве и Новосибирске одинаковой сертификации удостоились поголовно все участвовавшие собаки, в том числе и явно трусливые. Совсем невозможного градуса удивление достигло, когда в журнале «Вестник Всеукраинского клуба отечественных пород» мы прочли слова В.Б.Высоцкого, что российские собаки в подавляющем их количестве «продемонстрировали прекрасные рабочие задатки и великолепную работу», с чем согласиться никак нельзя, если хоть немного понимаешь в поведении и рабочих качествах собак. А уж если смотреть на ситуацию с позиций МК «А», то выводы, сделанные Высоцким, вполне можно считать неожиданной подножкой Клубу и гирей на чашу весов тех противников Клуба, которые утверждают, что российские «азиаты» благополучны в части поведения. Наконец, что для МК «А» оказалось ещё одним неприятным сюрпризом, сертификаты были выписаны и на несколько собак, которые с треском провалились на тестах МК «А».

Разумеется, нельзя было не отреагировать на необдуманные (это в лучшем случае, а в худшем – враждебные) действия «Ареса». Конечно же, теперь члены МК «А» вынуждены прекратить молчание насчёт норматива ПКНС и открыто говорить о том, что этот норматив не является и не может являться зоотехническим, и что попытка В.Б.Высоцкого в своих публикациях уравнять в значимости ПКНС с системой тестов МК «А» основана лишь на непонимании им сущности зоотехнических тестов. Однако в ответ на наше недовольство Валерий Борисович изволил отнюдь не извиниться и со своей стороны урегулировать конфликт, а обидеться и запустить в сторону МК «А» две подряд грубые статьи, которые вывесил на своём сайте. Но перегретое самолюбие сослужило ему, увы, дурную службу. И крайнюю ограниченность своих знаний дрессировки наглядно показал, и занесло уважаемого товарища аж до открытого и нелепого вранья (извините, другого названия его измышлениям найти не могу). Статьи вызвали у членов МК «А» широкий спектр эмоций – от разочарования до хохота, которого было больше всего. Но зато и абсолютно ясно стало, что материализация духов и раздача слонов российским «азиатчикам» в исполнении «Ареса» - не легкомысленная беспечность, а действие продуманное и целенаправленное. Которое В.Б.Высоцкий недвусмысленно обещал продолжить, ни с чьим сторонним мнением или интересами не считаясь. Вопрос «зачем?» можно даже не ставить. И так всё понятно. Расширяют аресовцы зону своего влияния за пределы границ Украины, используя этот дешёвый и некрасивый приём с безошибочным расчётом на человеческую глупость и доверчивость.

Какое бы дело Международному клубу «Азиат» до аресовской авантюры? Нельзя было промолчать и не заметить? Или конкуренцию вдруг ощутили?

Да не конкуренция это, и уж тем более не честная конкуренция, а, скорее, демпинг. Такое же обесценивание представлений собаководов о зоотехнических тестах, какое прежде претерпели представления о выставочных оценках и титулах. Воспитать культуру собаководства в массах трудно, а уронить легко. Трудно приучить людей к тому, что разведение рабочей породы собак требует ответственного подхода, строгого соблюдения многих зоотехнических правил и условий, но очень легко – что без вот того и этого сейчас можно, прищурившись, обойтись, вон то заменить эрзацем, а о последствиях пусть другие заботятся. Нет нынче никакой культуры разведения среднеазиатских овчарок, а есть бездумная и растратная эксплуатация потенциала породы, накопленного веками и тысячелетиями. Но потенциал этот уже почти до дна исчерпан. Скоро и спасать нечего будет. Очень жаль, что «Арес» вместе со своим руководителем оказался ныне среди тех безответственных и беспечных, кто способствует скорому вырождению «азиатов». Очень жаль, что ради суетных амбиций В.Б.Высоцкий готов действовать по принципу «що нэ зъим, то понадкушую», не задумываясь о будущем породы. А это будущее окажется под серьёзной угрозой, если РКФ вдруг возьмёт и заменит всем надоевший и никчёмный тест Т-1,2 такой же никчёмной аресовской ПКНС. Почему бы и нет, если вокруг ПКНС раздуется широкомасштабная эйфория?

Российским любителям (настоящим любителям) «азиатов» теперь придётся всерьёз постараться, чтобы такой эйфории не случилось. Будем надеяться, что и Кинологический Союз Украины не оставит без внимания возникшую конфликтную ситуацию.

По смешному совпадению, свою вторую ругательную статью против МК «А», вызвавшую у нас столько бурного веселья, Высоцкий опубликовал 24 июня, в памятный день начала наполеоновского вторжения в Россию. Как вспомню об этом, так и вижу уважаемого Валерия Борисовича, примеряющего перед зеркалом императорскую треуголку! Эх, кто только не лезет в бонапарты… Но, увы, не все кандидаты на трон вовремя вспоминают, чем для бонапартов традиционно заканчиваются переходы границ.

PS. Небось снова рассердится Валерий Борисович, что работающих у него фигурантов я по привычке называю фигурантами, а не как принято в «Аресе» - «вепрями» (от ВПР – «вероятный противник»). Но, поверьте, не могу я приличных людей, ни за что, ни про что грязными словами крыть! Хотя термин, надо признать, очень удобный, и, если он не запатентован, то с удовольствием использую его в собственной практике. А то ведь как бывает: напортачит фигурант чего-нибудь, а вслух его разэтакой свиньёй не назовёшь, потому что люди кругом. Приходится корректно объяснять, что он не прав. Пока слова литературные подбираешь, столько времени иногда уходит! А вот если аресовский термин правильно применить, то совсем неплохо получится: «Ну и вепрь же ты сегодня, Вася, ох и вепрь!». Кратко, выразительно и без мата. Непременно попробую.
Объявления
***
За достоверность и подлинность присылаемой посетителями информации администрация сайта ответственности Не несет.
При использовании материалов сайта активная ссылка на www.irkcao.ru обязательна ! Copyright © 2007-2015