Белые азиаты Прибайкалья Книги назад

С. Гончаренко, А. Гончаренко

Уроки добра

Начало стр. №1, №2, №3, №4, №5


* * *

Перелет до Вены занял совсем немного времени. Да и само «сидение» в Центре в ожидании всей группы тоже растянулось лишь на 15 часов. Все были в сборе. Пора. Пора было выдвигаться к месту назначения… Аэропорт. Полет. Приземление. Встреча с местными руководителями. Все. Пора браться за дело.

Миссия ООН была составлена на этот раз из представителей разных стран. Мужчин и женщин. Всего 12 человек. Только двое из них были англичанами — Эндрю и Одри (полевой врач Миссии). Ну и, конечно, Вар. Огромный бульмастиф Эндрю, сразу же ставший всеобщим любимцем. Спокойный, внушительный и не злобный пес быстро завоевал сердца членов Миссии, невольно и в них вселяя спокойствие и уверенность. Почти что оптимизм.

Из нынешнего состава двое специалистов уже работали полгода в этих краях. Эти двое никакого энтузиазма не излучали. Их внутренние напряжение и сосредоточенность с самого первого дня вызывали неосознанные сомнения в душах остальных. Собственно ничего такого ужасного они не рассказывали…, не сказать, что они практически вообще ничего не говорили, отделываясь односложными ответами или комментариями.

— Дай Бог, чтобы не было хуже, чем было…, — вот и все, что можно было из них вытянуть.

— В общем-то шведы и так ребята не из разговорчивых, — твердила Одри, успокаивая избыточно импульсивных итальянцев — Алессандро и Джеральдину, — а тут еще и предыдущий, видимо, не совсем удачный приезд…

Но Эндрю, участвовавший прежде в Миссиях, работавших в Анголе и Эфиопии, тоже не был спокоен. Он-то видел, и не раз, и воронки от бомб, и пожарища, и тела убитых. Как-то незаметно для самих себя члены Миссии разбились на маленькие группы — по три-четыре человека, независимо от их национальной или расовой принадлежности.

Руководителем Миссии был назначен пожилой датчанин из небольшого городка, вернее острова Оденсе, что расположен километрах в семидесяти от Копенгагена. В прошлом преподаватель психологии и социологии в одном из самых больших университетов Дании. Высокий, худощавый, седой. Очень неспешный в движениях и суждениях. Очень вдумчивый и серьезный. Он познакомил членов Миссии с задачами, стоящими перед ней.

— Не наша задача, — говорил он, — добиться мира в этом регионе. Не нам это делать, не нашими силами и не в определенные для нас сроки. Ни в коем случае представители Миссии не должны вступать какие-либо переговоры и, уж тем более, участвовать в конфликтах или военных действиях на стороне любой из враждующих сторон…

Мы здесь находимся и будем работать исключительно с целью изучения оптимальных подходов к подготовке мирных переговоров. Нам следует с очень высокой степенью точности определить:

а) кто из полевых командиров пользуется наиболее высоким авторитетом среди повстанцев (боевиков — в терминологии федеральных властей); б) кто из этих выделенных в наибольшей степени склонен к ведению переговоров и хочет положить конец затянувшемуся конфликту; в) кто из руководителей федеральных войск пользуется наибольшим авторитетом и доверием среди повстанцев и с кем они могли бы сесть за стол переговоров; г) где, когда и при каких дополнительных или специфических условиях такие переговоры могли бы начаться… и так далее и так далее и так далее… Таким образом, цель и функция данной Миссии исключительно исследовательская, полностью соответствующая духу и букве гуманитарных целей Организации Объединенных Наций. Которую мы здесь и будем представлять ближайшие три месяца. Чуть позже я представлю Вам составы, планы работы и порядок действий рабочих групп Миссии… Сейчас у Вас есть полтора часа на отдых и после этого я жду Вас здесь же, где каждому будет вручено конкретное предписание. Меня приглашают на встречу с руководством федеральных сил в регионе для уточнения реальной ситуации и плана совместных действий.

* * *

БТР охранения непрерывно «рыскал» из стороны в сторону, то ускоряя движение, то неожиданно останавливаясь, поминутно меняя направление. Максимально усложнить прицеливание — вот что было главной задачей водителя. И тем самым сохранить себе жизнь. И всем тем, кого он в данный момент перевозил. В зоне военных действий совсем другие «правила дорожного движения». Этому учатся быстро. Никто здесь и не вспоминает о кошмарной «качке» при такой езде и страшном нервном напряжении, не покидающем водителя с самого первого момента движения.

— Давай, Игорек, давай, — громко и внушительно вещал на ухо водителю капитан Верхов, не обращая внимания на рев двигателя.

Игорек и так старался изо всех сил. В этот раз «три вэ» кажется, перехитрил сам себя, решив ехать собственно в БТРе. Машину охранения боевики, как правило, пропускали, не трогали до подхода основной колонны. Лишь дождавшись всю группу, определив ее силу и боевой потенциал, они взрывали головную и заднюю машины охранения, блокируя колонну в узком и открытом, легко простреливаемом, месте. Но отдельную машину расстреливать они не торопились. Тем более, что вдали маячила «лже» — колонна, состоявшая из двух крытых грузовиков, уазика и еще одного БТРа. Самый неприятный (мягко говоря) участок дороги простирался именно здесь, где неглубокое ущелье у пропасти переходило в равнину и подорви боевики переднюю и заднюю машины внутри ущелья — все, живым врядли кто ушел бы… Хоть бы там была и сотня солдат. Но сейчас передовой БТР охранения уже приближался к выходу из ущелья, а колонна еще только начинала в него спускаться.

Немолодой чернобородый человек, в вязаной шапочке и камуфляже, на мгновение оторвался от гранатомета, в прорези прицела которого постоянно находился БТР.

— Что-то тут не так, Рахим, эти Рэмбы явно что-то придумали… Первая машина — подставная…, ясная хреновина… И колонна — фуфло. Надо бить по БТРу, — обратился он к своему товарищу, который лежал в двух метрах правее.

Чуть трусоватый Рахим задумчиво покачал головой, не соглашаясь.

— А если они только и ждут, что мы проявимся и сзади по склону к нам подберутся сразу же…? Тогда нам не уйти… И хотя дальше, левее по склону, лежало еще семь бандитов, чернобородый Важа заколебался.

Но в это время БТР почти достиг выхода из каньона и резко ускорил движение, сразу прекратив маневрирование.

— Они уходят! Бей их, Важа, жги их!

Важа снова припал к гранатомету, стараясь поймать в прицел цель, но тут со стороны «колонны» донесся гулкий выстрел. Боевики оглянулись, стараясь понять, что произошло. От «колонны» донеслось еще несколько автоматных очередей. Все это отвлекло бандитов, дало возможность БТРу перевалить за бугорок и скрыться из виду. Только сейчас боевики поняли, что их провели и все предыдущее было лишь прикрытием для прохода первой машины. Особенно отвлекающие выстрелы в тот момент, когда у боевиков оставался последний шанс, чтобы подбить БТР.

— Эх, шакал я паршивый, упустил! — яростно застонал и заскрипел зубами Важа. И не в силах сдерживать ярость, он выстрелил уже просто вдогонку БТРу.

Патрон гранатомета не долетел до БТРа целых метров сто и Верхов презрительно рассмеялся внутри машины.

— Ну вот, а ты боялась, — спокойно проговорил Валерий, обращаясь к взмокшему водителю.

Тот только кивнул в ответ и слабо попытался улыбнуться, явственно стуча зубами. — Увидишь, что мы еще придумаем, когда будем назад ехать, Игорек, — уже совсем расслабленно и безмятежно сказал «три вэ», откинувшись всем телом назад и блаженно потянувшись.

— Ох, и не знаю даже, товарищ командир, — отозвался наконец водила, — Я и в этот раз чуть в штаны не наложил, а дальше так ва-а-ще…

— Не дрейфь, касатик, прорвемся! — снова усмехнулся Верхов.

* * *

Кривой Гасабкули был вне себя от ярости. Он метался перед расстроенными боевиками, бывшими в засаде, размахивал кулаками и брызгал слюной.

— Как же вы, кретины, не поняли, что вас «делает» этот русский? Где были ваши головы??? Ах, шайтан! Да еще засветились под конец!!! Важа! Ты ж хотя бы в школе учился…

— Если это был Шайтан-Верхов, то он мог еще и не такое придумать… — хмуро оправдывался Важа.

В это время Кифаятулла, не торопясь, взял из рук ближайшего боевика АКМ и коротко брызнул огнем в сторону Важи. Голова его резко откинулась назад, потянув за собой и все тело бандита.

Он упал.

— А это еще зачем? — развернулся к главарю Гасабкули.

— Я думаю это и в самом деле был Верхов, — не отвечая на вопрос, задумчиво проговорил Кифаятулла, — он ни черта не боится…

— Теперь забоится, — ответил Гасабкули, — Я приготовлю ему встречу…

— Так он же не поедет назад той же дорогой, тем более, что там были мои люди… На вертолете полетит наверняка… Когда?… Как узнаешь?…

— Как раз — нет. Если я правильно его считаю, то он именно так же и назад поедет, понимая, что мы его там ждать не будем… От обратного рассуждает сволочь…

— Ну смотри сам, — сказал Кифаятулла, поглаживая огромного пса, стоявшего рядом — только принеси мне его голову. Очень прошу, — и оглянувшись на боевиков, все еще стоящих вокруг, указал газами на тело Важи, — Похороните его. Герой был. Дурной только… беда…

Гасабкули позвал с собой старших боевиков и пошел с ними в под прикрытие деревьев. Он придумал как отловить Урус-Шайтана. Не ожидает умник такого… Старый Гасабкули еще покажет класс…

* * *

В штабе дивизии членов Миссии ООН знакомили с офицерами, которые будут сопровождать их во время передвижений по особо опасным участкам. Эндрю сразу понравился достаточно молодой офицер, которого к нему приставили и с которым познакомили.

— Капитан Верхов, — представился последний.

— А вы вполне сносно говорите по-английски…, — удивленно проговорил Эндрю, — а вот я по-русски ни бум-бум…

— За три месяца Вы выучите много новых слов и определенных выражений… Неизбежно.

Эндрю хотел побыстрее подружиться с этим парнем, понимая, что работать будет легче, если у них установятся хорошие отношения. Верхов же напротив был весьма огорчен и озадачен этой новой для него функцией сопровождающего лица. И телохранителя. И переводчика. И проводника. И еще, наверное, черт знает чего! Вот зараза!!! В экскурсоводы записали! Дел других что ли нету!

— Я хотел бы показать Вам моего близкого друга, — сказал Эндрю, — пойдемте…

— А почему его не было на общей встрече? — спросил «три вэ».

— Он не любит большие скопища людей…, ему ближе уединение, — рассмеялся Эндрю.

Через несколько минут они добрались до помещения, где временно поселились Эндрю, Алессандро и Вар.

— Постойте-ка здесь минутку, — обратился Эндрю к Валерию, открывая дверь, — сейчас я вас познакомлю…

Из-за двери послышалось шумное сопение и тяжелые прыжки.

— Собака — понял Валерий, — только этого мне не хватало… Собака!

В дверях показалась собачья голова, невиданных размеров и форм. Внимательно посмотрела на Валерия и несколько раз с шумом втянула воздух. В собачьей груди начал наростать гулкий рокот…

— Эй, Вар, нельзя! — громко скомандовал хозяин и слегка одернул собаку за ошейник. — Если вы отойдете еще шагов на пять, то я смогу выйти вместе с ним и вы все же познакомитесь.

Верхов не мог сказать, что он был без ума от собак. Когда-то в детстве, как и большинство мальчишек, он конечно мечтал о собаке, но когда этого не произошло, внутренне успокоился. До этой войны . Здесь он стал относится к собакам весьма настороженно. Он видел, что делали огромные собаки боевиков с людьми… Видел последствия их нападений… Истерзанные трупы, разорванные горла, оторванные конечности… Знал, что ваххабиты специально готовят собак-убийц… Он научился убивать такую нападающую собаку одним движением рук, попадать с первого выстрела… и влет…

С другой стороны, он конечно очень ценил работу армейских собак-саперов и спасателей, розыскников и охранников. Он, служивший в батальоне охраны Зоны вокруг Чернобыля, конечно помнил какие страшные стаи волков там развелись, что они там вытворяли… и как в борьбе с ними помогали служебные собаки. Но преодолеть в себе какую-то глухую неприязнь к ним уже не мог. И теперь, когда он увидел собаку англичанина, да еще такую здоровенную (пусть и совсем непохожую на псов бандитов), он не на шутку засомневался в том, что у них получится работать вместе. Наверное придется менять напарника. А лучше — вообще отказаться…

— Пожалуйста, держите собаку, — тихо произнес Верхов, — он чувствует мое отношение, видимо…

— Он все чувствует и все понимает. Он просто как человек. Он мой друг.

Вар продолжал подозрительно присматриваться к человеку, к которому его постепенно подводил хозяин. Он слышал, что люди разговаривают в спокойном тоне и чужак не выказывает плохих намерений. Но в нем Вар не чувствовал и никакого дружелюбия. Никакого. И это настораживало.

— Пожалуй, я не очень-то хочу с ним знакомиться…, — медленно проговорил «три-вэ», — я к собакам равнодушен.

Эндрю, услышав эти слова, как-то разом поскучнел и, ни слова не говоря, повел собаку в помещение.

* * *

Дети Лани родились поздно ночью и, к величайшему огорчению Зии, их родилось только пятеро.

Два кобелька и три сучки.

— Дед, ну почему их так мало? Я хотел, что бы их было десять…, — хныкал маленький Зия.

— Даже если бы Аллах дал ей и двадцать щенков, то мы утопили бы из них пятнадцать. Больше пяти ни ей ни нам не прокормить, сынок, — ответил старый Хамит-ага. — Может и пятерых будет слишком много…

— Нет! — вскричал Зия, — ни за что!!! Я не дам убить маленького!

— Да никто их уже и не тронет теперь. Теперь они — наши дети… — успокоил Зию Хамит-ага.

Лани, изнуренная долгими и тяжелыми родами (все щенки оказались на редкость крупными), неподвижно лежала на своем месте, прикрыв глаза и тяжело дышала. Старый Хамит-ага как следует обтер щенков сеном и подложил их под суку. Малыши, попискивая и даже поскрипывая, неуверенно и неуклюже пытались найти соски матери, откуда так призывно пахло молоком. Их попытки были в большинстве случаев неудачными и щенки громко и возмущенно пища, скатывались от брюха матери. Лишь один малыш, возможно самый упорный и настойчивый, дотянулся, наконец, до соска и мертвой хваткой вцепился в него, сладостно зачмокав.

— Нам нужно присматривать за Лани, — сказал старик, — видишь, уже скоро полдень, а она все никак не встанет… Плохо.

— А что? Что нужно сделать? — воскликнул Зия, — принести ей воды? Или хлеба? Может нужно помочь ей встать?

— Нет. Она должна сама встать и выйти попить. Тут близко совсем. А она что-то не встает… Не дай бог…

Дед, не договорив, хмуро покачал головой и пошел в дом. Зия не хотел даже на минуту отойти от Лани и ее детей. Ему казалось, что в его отсутствие непременно что-то плохое может произойти. — Нет, надо постоянно быть с ними, — думал он. — Если что, то я смогу сразу деда позвать или сделать что-то… А так…

Он старался подкладывать щенков к соскам суки, чтобы они все накрепко присосались. Но не все получалось. Некоторые слепо и возбужденно тыкались мордочками в брюхо Лани, не находя так привлекательно пахнущих сосков и от этого пищали еще громче. Они хотели есть, а мать им совсем не помогала. Наконец Зия все-таки сумел пристроить всех малышей и те жадно и аппетитно зачмокали, насыщаясь. Мальчик облегченно вздохнул.

* * *

Целых два дня роскошествовали дезертиры, питаясь украденными овцами. На третьи сутки все было съедено и перед бандитами снова нависла угроза голода.

— Надо перебираться отсюда, — пробормотал Угрюмый, — во второй раз нам так не повезет. Да и соседствовать с той бешеной стаей мне совсем не улыбается. Не дай бог они нас выследят…

Можем и не отбиться…

— Куда ж мы пойдем? — спросил Жердь.

— А туда, — махнул рукой Угрюмый на юг, — к границе, как и собирались. Мне туда. Я не козел вам всю жизнь по горам скакать. Надоело!

— Не ори, — прикрикнул Туша, — не глухие здесь. Уходим так уходим. Пшли!

Бандиты, не торопясь поднялись с земли и двинулись вперед. Неисповедимы пути господни и ничем иным, кроме случайности невозможно объяснить, почему получилось так, что банда направилась чуть ли не прямиком к месту расположения отряда Кифаятуллы. Две группы разделяло всего километров пятнадцать наверное и одна из них приближалась к другой.

Дезертиры не торопились. Напротив, они передвигались медленно и осторожно, стараясь, быть незамеченными ни потенциальными врагами, ни потенциальными жертвами. Они были готовы и к мгновенному нападению и к немедленному бегству. Для них врагами были абсолютно все. По крайней мере пока. Только враги эти могли быть сильнее или слабее их, но в любом случае, они хотели избежать не только боя, но даже и просто огласки своего присутствия. Уйти за границу. Там, замаскировавшись под мирных беженцев, можно получить надежду на спасение. А дальше видно будет.

Они прошли лишь немногим более пяти километров и остановились на привал. Нет смысла себя загонять без необходимости. Силы еще наверняка потребуются. Лучше своевременно остановиться на отдых. Невдомек им было, что на их след уже вышел и даже начал преследование страшный, безжалостный, многочисленный и кровожадный враг. Уж лучше бы за ними охотились люди…


Начало стр. №1, №2, №3, №4, №5



Warning: include_once(/home/lararin/irkcao.ru/mobmen/ML.php) [function.include-once]: failed to open stream: No such file or directory in /home/lararin/irkcao.ru/kniga/uroki-dobra2.html on line 112

Warning: include_once() [function.include]: Failed opening '/home/lararin/irkcao.ru/mobmen/ML.php' for inclusion (include_path='.:/usr/lib/php53/php') in /home/lararin/irkcao.ru/kniga/uroki-dobra2.html on line 112

Fatal error: Call to a member function Get_Links() on a non-object in /home/lararin/irkcao.ru/kniga/uroki-dobra2.html on line 113